Врач сделал признание о коронавирусе, которое шокировало всех

Alexander Max

сегодня 10:42

1 312 312

Picture

ТРЕВОЖНЫЙ СИМПТОМ

В больницу я последний раз загремел в прошлом веке - в далеком 1983 году по поводу аппендицита. С тех пор никакая хвороба ко мне особо не цеплялась. Ну разве что гипертония - тут, правда, сам виноват: наел лишний вес, вот давление и устремилось вверх. Поэтому, когда вокруг все только и голосили о пандемии коронавируса, отнёсся с этому с ехидным скептицизмом: мол, пуганые мы всякими эболами да птичьими гриппами, меня это не коснётся.

Но тут вдруг в конце апреля сильно закашляла моя супруга, температура поднялась до 38 с лишним. Вызвали врача, он взял тест на ковид (забегая вперёд, скажу, что результат оказался положительным) и выписал бумаги на 2-х недельный карантин: жене - как подозреваемой на коронавирус, мне - как лицу, контактировавшему с подозреваемой.

А через пару дней я и сам почувствовал неладное. Вдруг с изумлением обнаружил, что напрочь пропало обоняние. Совершенно свободно дышал носом, но не ощущал абсолютно никаких запахов. Однако сообразил, что запахло жареным, - уже начитался новостей про симптомы болезни. Поползла вверх и температура - 37,1, 37,4. А потом взвилась до 38,2.

КУДА ВЕЗЕМ? В ГИНЕКОЛОГИЮ!

Но славу Богу, есть «Комсомолка» и замечательные друзья в ней. Проконсультировался с нашими журналистами Сашей Гамовым и Аней Добрюхой, которые не раз брали интервью у известных медицинских специалистов, в том числе по ковиду, сообщил им о симптомах. Они в один голос сказали, что надо от греха подальше срочно ложиться на госпитализацию.

Уже на следующий день (это было в воскресенье, 26 апреля вечером) за мной приехала бригада Скорой. Водитель и два врача, все в «костюмах космонавтов», что по первости очень меня впечатлило. Обращались очень вежливо и доброжелательно, пока ехали, охотно рассказывали о том, как работают с заразившимися. С сиреной довезли до (не смейтесь!) Национального медицинского исследовательского центра акушерства, гинекологии и перинатологии им. академика В. И. Кулакова, что на юго-западе столицы. Это огромный современный комплекс, часть площадей которого передали под стационар, куда свозили подцепивших корону бедолаг.

«Ну давайте - разоблачайтесь», - встретили меня на входе сотрудники приёмной бригады. Действовали споро, по отработанной схеме: верхнюю одежду, обувь отобрали и упаковали в пластиковый мешок, а взамен переодели в больничный прикид (маска, стерильный синтетический халат, шапочка, толстые бахилы - все небесно-голубого цвета). Тут же взяли анализ крови, сделали экспресс-тест на ковид (результат, вопреки моей последней надежде, наличие вируса подтвердил), проверили уровень сатурации (количество кислорода в крови). Потом отправили на компьютерную томографию легких. Забавная штука: ложишься на транспортер, который втягивает тебя в специальную камеру, где мигают красные огни, и грудную клетку просвечивают со всех сторон. По принятой у медиков градации, у меня оказался уровень КТ1- самая лёгкая степень поражения легких, на тот момент 4% с эффектом «матового стекла», характерного для коронавируса. После чего в сопровождении санитаров я через двойную дверь вступил в «красную зону» и уныло побрел в предназначенное мне 2-е инфекционное отделение.

СПОНТАННАЯ «КРАСНАЯ ЗОНА»

Центр присоединился к борьбе с ковидом в начале апреля. В двух срочно созданных инфекционных отделениях, занимающих несколько этажей, примерно 150 коек для больных (палаты на одного-двух человек) есть и реанимационное отделение на несколько десятков мест. Некоторые палаты оборудованы аппаратами подачи кислорода в лёгкие для тех пациентов, кто в этом нуждается.

«Красная зона», где лежат заражённые вирусом, сделана экстренно, но на совесть. Войти в неё можно только через шлюз, все лишние двери, проемы и переходы наглухо заклеены пленкой. Равно как и вентиляционные вытяжки, проветривать палаты можно только через открытые окна. Везде установлены емкости с антисептиком.

Больных обслуживают порядка 400 врачей, медсестёр и нянечек. Работают они сменами по шесть часов. Все в глухих противочумных костюмах китайского производства, респираторах и стеклянных масках-очках. Признаются, что сами друг друга не узнают, поэтому пишут фломастером на спине и на груди фамилию и инициалы. Женщины, бывает, ещё рисуют разные сердечки-цветочки для полноты картины.

Практически все они добровольцы, ещё недавно занимавшиеся проблемами деторождения. Но теперь прошли курсы по лечению коронавируса и смело ринулись в бой. Моим лечащим врачам была добрейшая и внимательная кандидат медицинских наук гинеколог Елена Григорьевна, ей помогали коллега с такой же кандидатской степенью Сергей Юрьевич, аспирантка Вика, которой пришлось на время отложить подготовку диссертации о проблемах яичников, весельчак Юрий Васильевич, в активе которого была работа с отрядом космонавтов.

Самой общительной оказалась зав. отделением эндокринолог Роза Михайловна

- Мне предлагали лечь на госпитализацию, но как я могла бросить своё отделение, - объясняла Роза Михайловна. Она осталась в «красной зоне» на месяц, забыв дорогу домой. Лечила больных, лечилась сама, пока не переболела короной.

IconПодписаться на канал в TelegramIconПодписаться на уведомленияЕсли нет Telegram